?

Log in

29 июня 1944 года - день освобождения города Копыль. Одно из тех немногих местечек, которые 70 лет назад взяли партизаны и удерживали до подхода советских войск. Мой дед лейтенант Василий Гомелько участвовал в этой копыльской операции, проведенной 27-й бригадой им. Чапаева. Гарнизон Копыля включал в себя: украинцев 110 чел, полицаев 160 чел, беларуская краёвая абарона 400 чел, немцев 23 чел. Штурм начался в 17-00, с трех сторон ударили четыре отряда бригады. Сопротивление было быстро сломлено, противник был частью пленен, частью разбежался. На послезавтра подоспели гвардейцы 4-го кавалерийского корпуса.

Этому событию для деда предшествовали 2,5 года партизанской войны - с того момента, когда он был заброшен в тыл противника. И на Копыле война для него не закончилась - еще 10 месяцев он шел в составе разведывательно-диверсионных групп перед линией 1-го Белорусского фронта. Про его последние бои и ранение под Берлином я писал этой весной: "Путь искренности".

3 июля Беларусь будет отмечать 70-летие освобождения от немецко-фашистских оккупантов, поэтому сегодня - о партизанской войне моего деда. Из доступных мне архивных материалов следует, что он трижды (наверняка больше) представлялся к правительственной награде, но получил лишь "Партизана Отечественной" 2-й степени за взятие Копыля. Обычные дела по тем временам. Справедливость не была восстановлена и после войны, а дед категорически отказывался куда-то ходить, что-то доказывать, у кого-то клянчить - для него это было бы смертельным унижением. А награждать было за что: "партизанка" - вещь страшная, просто выжить в ней и сохранить человеческий облик совсем непросто. Не зря дед как-то, прервав скупой рассказ о войне ("спустил два эшелона, стрелял - как все, или ты его - или он тебя"), внимательно посмотрел на меня и сказал: "Запомні, унук. Я ніводнага свайго не забіў. Ды ўвогуле, ці забіў каго - не знаю: страляў - хтосці падаў, але ці ад маёй кулі..." Что такое "ни одного своего не убил" я понял, лишь повзрослев. Архивные документы подтвердили жуткую картину войны всех против всех. Можно лишь догадываться о психологической травме людей, вынужденных стрелять в своих земляков, вчерашних соседей, разговоривающих на таком же языке. Деду посчастливилось избегнуть этого испытания, и слава Богу - и без того хлебнул...

Про "справедливость" партизанской и контрпартизанской войны рассуждать бесполезно. Исчерпывающе данный вопрос раскрыл Карл Шмитт в "Теории партизана" - кто действительно хочет вникнуть в суть, пусть прочитает. Поэтому я отметаю всякое мяуканье, что совпартизаны были вне конвенций, что они грабили население, что провоцировали оккупантов жечь деревни и тому подобную чепуху. Партизанская война - по определению без правил, это абсолютная война, полный беспредел, который невозможно загнать ни в гаагские рамки 1907 г., ни в женевские 1949 г. Более того, все современное и будущее кровопролитие - это именно партизанские войны, кровавые, жестокие, беспредельные - как сейчас на востоке Украины. Размахивать конвенциями бесполезно, нужно просто осознать сущность абсолютной войны - как мой дед и советские белорусы это осознали и пошли на смерть. И выжили, и победили.

Довольно пространных рассуждений, представляю ниже часть архивных документов в хронологическом порядке, которые сохранились в архиве Белорусского Штаба Партизанского Движения. Документы не всегда напрямую касаются моего деда, но относятся к отрядам и местам, где он воевал, и неплохо передают тогдашнюю атмосферу "партизанки". Курсивом вписаны мои примечания и размышления. Также присовокуплены фотографии, сделанные пару недель назад во время поездки по местам, где полегло в боях с врагом немало товарищей моего деда. Побывав там, побродив по опушкам и лесам, постояв у мемориалов сожженным деревням и у братских могил партизан, я лучше стал понимать свое детское воспоминание: дед молча глядит вдаль, папироса тлеет в руке, а Марк Бернес медленно проговаривает "Журавли"...

Читать и смотреть...Collapse )

Василий Гомелько и его жена Валентина через год после Победы:

В этот день, 70 лет назад

Может показаться удивительным, но в Беларуси в последние годы зашевелилось ревизионистское движение, безнаказанно льющее грязь на наших советских партизан: "и не воевали они, и трупами немцев завалили, и ничего не взрывали, и население грабили"... На основании ковыряния в разной грязи, которая сопровождает любую войну, делаются выводы о необходимости полной ревизии белорусской истории, вычеркивания "партизанки" из народной памяти, реабилитации несчастных коллаборантов и т.д. Это я в качестве информации. Спорить даже не собираюсь - дерьмо обходят, а не вступают.

Я-то знаю, чем занимался мой дед, причем не только из его скупых рассказов, но и из архивных данных - и зная это, испытываю лишь гордость за своего предка. Вот, например, что делал 70 лет назад комвзвода 2-й роты отряда им.Пономаренко 27-й партизанской бригады им. Чапаева, лейтенант Василий Гомелько, - когда шли последние приготовления к операции Багратион. В ночь с 19 на 20 июня 1944 г. мой 25-летний дед исполнял боевую задачу: "отряду им.Пономаренко - дер.Весна-Черногубово взорвать не менее 150 рельс. Для обеспечения выслать одно отделение с ручным пулеметом в район дер.Усово на высоте 187,2 м, направление - по дороге на Копыль".

Результат операции виден из двух последовавших приказов по отряду и по бригаде:
====================
Приказ № 16 по партизанскому отряду им. Пономаренко. Лес 1 км западнее д. Корзуны. 22.6.44 г.

Читать и смотретьCollapse )

Путь искренности

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ! Ныне время раздумий о жизни и смерти. Да и символична нынешняя Пасха: в один день празднуют западная и восточная церковь, и в этот же день взвинчивается недоверие и неприязнь между западной и восточной частями европейской цивилизации. На пасхальной неделе заканчивалась прежняя мировая война в Европе, и в дни Пасхи может начаться новая.

Но сейчас я расскажу про своего деда Василия Гомелько, прошедшего войну почти целиком - с осени 1941 по апрель 1945 г. Его партизанская одиссея - отдельная тема, описанная здесь. Главное - он в ней выжил. Рецепт выживания таков: "Все, кто боялся, берег жизнь, - погибали первыми. И я стал жить так, словно уже умер".

Мне было лет восемь, когда из него вымучил эту фразу, требуя рассказов о героических подвигах и тысячах уничтоженных фрицев. И я хорошо ее запомнил, уж слишком она была не детской и глубокой. Много позже я узнал, что дед, никогда не читавший Хагакурэ, дословно повторил наставление самурая на путь искренности***. Христос тоже об этом сказал, в еще более широком смысле: "кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее".

Знание моего деда во сто крат ценнее нашего: оно родилось не из книжек, а из личной практики каждодневного умирания и спокойного всматривания в глаза смерти в течение нескольких лет. Последний раз они посмотрели друг на друга 23 апреля 1945 г. и разошлись на несколько десятилетий. Его последнюю неделю самых яростных боев под Берлином я и постарался реконструировать.

берлинская операция

Гомелько, бывалого партизанского лейтенанта, направили 10 апреля в 61-ю армию командиром пулеметной роты. Армия занимала крайний правый фланг 1-го Белорусского фронта, ее задачей было прикрытие Берлинской операции с севера. Повезло - попал бы в 69-ю армию, шансов выжить было бы меньше. Тем не менее, задача оказалась трудна: по плану 61-я армия должна была взять Эберсвальде на второй день операции. А взяли только на одиннадцатый.

То, что перед форсированием Одера его 415 дивизию поставили вторым эшелоном, деда не касалось. Дело в том, что существовала практика из числа проверенных партизан формировать разведывательно-диверсионные группы, которые шли перед линией фронта - дело для них знакомое. Так вышло и в этот раз.

Деда забросили на немецкий берег Одера еще 13 или 14-го апреля в составе такой разведывательно-диверсионной группы. Дело было ночью, и затем человек 300 отборных бойцов сидели несколько суток на корточках по горло в воде в одерских болотистых плавнях, стараясь сохранить свое оружие боеспособным. Еды никакой, вода гнилая - пить невозможно. При этом даже шелохнуться нельзя под носом у врага.

И 16-го апреля в 50 км к югу начался штурм Зееловских высот. Земля ходила ходуном, стало светло, как днем.
К вечеру, когда стемнело, командир дал приказ деду отплыть ближе к центру Одера, зачерпнуть ведром чистой воды. Он поплыл, но чуть остановится - какой-то шорох. Одер - река мелкая, можно на ноги стать почти везде. Несколько раз останавливался, прислушивался. Подобрался ближе к середине и под отсвет очередной ракеты увидел - это трупы шуршат, - плывут в Балтику в несколько слоев, и наши, и немцы. Плывут, шуршат, а вокруг не вода - а кровь. В ужасе рванул назад, доложил. Командир второго бойца послал - тот подтвердил. Так и просидели еще сутки, причем было похоже, что про наших "коммандос" начальство забыло: 61 армия форсировала Одер и захватывала плацдармы самостоятельно. Итак, как это было.

Читать далееCollapse )
Моя статья, вышедшая на английском языке в 10-м номере Bell, издания литовского Центра восточноевропейских исследований. Английский вариант также здесь.

Ретроспектива

Приватизация в Беларуси началась позже, чем у соседей – осенью 1993 г., и имела целью трехкратное уменьшение доли госсектора в ВВП до 30% и ниже. Однако А. Лукашенко, пришедший к власти годом позже, сумел ее эффективно затормозить и почти полностью свернул в 1998 г. В дальнейшем приватизация носила точечный характер, а доля частного сектора в ВВП росла медленно, преодолев в 2012 году 30% рубеж.

В 2000-х годах белорусская экономика, имеющая перерабатывающий характер, переживала бурный рост в условиях резкого удорожания российских энергоносителей. Эти факторы вызвали драматическое нарастание отрицательного сальдо счета текущих операций, достигнувшего в 2010 г. 15% от ВВП. Для финансирования этого дефицита активно привлекались внешние кредиты, сумма которых в итоге превысила 40% ВВП, сравнявшись с соответствующими средними показателями стран Восточной Европы.

Однако даже в этих непростых условиях приватизация не стала приоритетным инструментом привлечения финансовых ресурсов: за период 2008-2012 гг. выручка от приватизации составила лишь около 4 млрд. долл. Для сравнения – за этот же период государство дополнительно привлекло внешних кредитов на 10,5 млрд. долл.

Почему сейчас приватизация почти заморожена

Читать дальшеCollapse )
Паўдзельнічаў на Радыё Свабода ў "Праскім акцэнце":

Я лічу, што ўсе гэтыя рэвалюцыі можна прадказаць і навукова пралічыць. Бо масавыя пратэсты — гэта заўжды вынік назапашанай шматгадовай напружанасьці, якая раптам выбухае ў хаос. Запусьціць хаос можа і гучная падзея, але часьцей за ўсё, як мы зараз гэта і назіраем, гэта абсалютна нязначны выпадак — як узмах крыла матылька, толькі зроблены ў патрэбны час і ў патрэбным месцы. Як салдат Цімафей Кірпічнікаў, які абрынуў Расейскую імпэрыю ў лютаўскую рэвалюцыю 1917 году. Але без матылька нічога ня будзе.

Зараз існуе адмысловая тэорыя хаосу, якая дасьледуе гэты эфэкт матылька. Я знаёмы з адмыслоўцамі сэмантычнага аналізу, гэта тэхналёгія, якая знаходзіцца на вастрыні навуковага прагрэсу. Яна дазваляе праз аналіз сацыяльных сетак вымяраць градус напружанасьці ў грамадзтве. І ведаючы гэта, зацікаўлены гулец можа сьвядома запусьціць таго матылька і ўзмах ягоных крылаў выклікае буру. Гэта адна з праяваў кіраванага хаосу, тут няма ніякай кансьпіралёгіі.

Хто можа запусьціць такі рэвалюцыйны хаос у Беларусі? Толькі рэальныя палітычныя гульцы. Я бачу толькі двух гульцоў на нашым полі. Гэта ўлады, якія сваёй памылкай, можа і наўмыснай, могуць запусьціць гэты працэс, альбо расейскія алігархічныя групы.


Чытаць цалкам: http://www.svaboda.org/content/article/25046761.html

Слухаць цалкам: http://www.svaboda.org/audio/Audio/959648.html

Freigeld по-белорусски

В майском номере журнала "Бизнес-ревю" вышло интервью со мной, которое я давал Юрию Смирнову, автору интереснейшего блога "Идеи из будущего". Ниже публикую текст, взятый из этого блога:

Мы уже писали о теории свободных денег (Freigeld) Сильвио Гезелля и опыте их использования в российском селе Шаймуратово. Экономист Александр Синкевич рассказывает, какие шаги в этом направлении предпринимаются в Беларуси.


– Всякий разумный человек видит, насколько неустойчива сложившаяся конструкция мировой экономики: кризис, возникший в одной стране, накрывает весь мир, – говорит Александр Синкевич. – Но ошибочно было бы думать, что этой конструкции нет альтернативы. Выражаясь компьютерным языком, мир должен перейти от «одноранговой сети», «маршрутизатор» которой находится в руках мировой финансовой элиты, к «доменной системе», которая гарантирует устойчивое развитие каждого региона, а значит, и мировой экономики в целом.


– Как это может выглядеть на практике?

Читать дальшеCollapse )